четверг, 23 октября 2014 г.

Оптимизм как образ жизни

Лилия Жуйко – удивительная, мгновенно располагающая к себе женщина, будто светится изнутри, излучая радость и спокойствие. И кажется, что она приехала в Турочак откуда-нибудь со Средиземноморского побережья, где всегда тепло, спокойно и все живут счастливо. Но это вовсе не так. Лиля с семьёй переехала в Республику Алтай из охваченного войной Донбасса. Поначалу спокойствие моей собеседницы совершенно с этим фактом не вяжется. Но стоит узнать подробности её жизни, как всё встаёт на свои места, картинка складывается как мозаика. И вопросы уступают место восхищению.


Болезнь как чудо


События, развернувшиеся на Украине, заставили Лилию и её мужа Володю оставить в городе Красноармейске работу и добротный дом, родных и близких. Но испытание войной не стало первым на их пути. Дело в том, что шесть лет назад их дочери Софии поставили страшный диагноз: опухоль ствола головного мозга.

В Донецке, куда Лиля приехала с малышкой на консультацию, специалисты вынесли приговор: ребёнок не проживёт больше полугода, причём пройдут они для него в муках и страданиях. С этим Лиля мириться не хотела и не могла. А потому повезла дочь в Москву. Там Софийке ещё раз сделали томографию мозга. Доктора опухоль подтвердили. Сказали также, что она не операбельна, а лучевая терапия может дать совершенно непредсказуемый эффект. Но креста на Софийке никто не поставил.

– Мне сказали, что наша опухоль ведёт себя нетипично. Ребёнок выглядит почти здоровым, нет практически никаких симптомов, нет нарушений в мозговой деятельности, двигательная активность почти в норме. Врач признала, что такие случаи очень редки, но они есть. Их можно расценивать как чудо, не поддающееся медицинскому объяснению. Но для нас и не важны были сугубо научные причины. Имело значение, что это чудо случилось с нами, – рассказывает Лилия с улыбкой.

Случись такое с другим, он скажет: беда! А у Лили – чудо. Эта разница в отношении к происходящему очень показательна, потому что через неё можно понять, что за человек Лилия Жуйко. А человек она удивительный. Из числа тех немногих, кого называют оптимистами, для кого стакан всегда наполовину полон. Этот настрой мамы не мог не сказаться на состоянии девочки: сейчас Софии двенадцать лет, и она самый обычный ребёнок, учится в общеобразовательной школе.

После того как девочка заболела, Лиля и Володя задумались о том, чтобы переехать из шахтного города Красноармейска. Подбирали такое место, где можно полной грудью вдыхать чистый воздух и пить воду из-под крана. Сначала искали на Украине. Рассматривали Крым, где у Лили есть родственники. Но там Софийке было бы слишком жарко. Постепенно поиски переключились на Россию. Мама Лилии родом из Подмосковья, и, будучи девочкой, Лиля часто ездила туда в гости.

Поиски нового места жительства растянулись на несколько лет. Это не удивительно, ведь взять и

уехать – очень непросто. Но тут на Украине начались волнения…


Добраться до поезда


Лилия рассказывает об отъезде из Красноармейска с поразительным спокойствием. Только в уголках глаз предательски поблескивают слезинки. На Украине остались её мама и родители Владимира, сестра Лили с дочерью… В общем, вся родня. Лиля говорит, что для них страшнее было уехать в неизвестность, чем слушать разрывы снарядов.

В самом Красноармейске боёв не было. Но войну хорошо слышали. Кроме того, город приблизился к гуманитарной катастрофе. Полностью уничтожена Карловка – деревня, где находится водохранилище, питающее Красноармейск. Воды в городе нет по сей день. Чтобы после каникул открылись школы, люди стали на свои средства забивать колонки в школьных дворах.

А средств, стоит добавить, становится всё меньше. Угледобывающее предприятие – градообразующее для Красноармейска. Там работает большая часть мужчин. Муж Лилии тоже был шахтёром. Сейчас его коллегам урезали зарплату, сняли все надбавки. И даже эти крохи не выплачивают вовремя.

С отоплением ещё сложнее. Его пока нет. И, возможно, долго ещё не будет. Родители Володи из городской квартиры переехали в дом детей. У Лили и Вовы там есть запас угля и дров. А вот что будут делать те, кому из квартиры некуда податься, – непонятно. Зимой температура за окном опускается до минус двадцати. Так что даже на фоне прекращения огня (по словам Лилиных родственников, весьма условного) ситуация в Красноармейске далека от стабильной.

Лиля рассказывает, что поезд «Донецк – Москва», которым они ехали, пришёл в Красноармейск почти пустым, что очень нетипично даже для мирного времени. Как потом объясняли те, кто всё-таки в него попал, железнодорожный вокзал в Донецке был разгромлен, а к станции, откуда поезд начинал движение, людей просто не пропускали украинские военные на блокпостах. За проезд требовали больших денег. И те, у кого они были, платили, лишь бы выехать из охваченного огнём города.


Живая вода Алтая


Когда-то муж Лили Володя услышал об Алтае. Причём такое хорошее, что ему захотелось сюда переехать навсегда, хотя до этого ни разу здесь не был. Потому-то, когда встал вопрос о срочном отъезде, супруги долго не раздумывали. Здесь, на Алтае, у них нет ни родственников, ни знакомых. Впрочем, знакомые уже есть. А может статься, нашлись и друзья. Первые пару недель после переезда им очень много помогали. Приносили посуду, мебель и т.д. Ведь из Украины семья приехала с несколькими сумками – всего 60 кг веса, именно столько можно было без доплаты провезти в самолёте.

Несмотря на внешнюю неустроенность быта, у Лили в душе – лад и порядок. Может, это отчасти потому, что она творческий человек. Её мир – это мир ярких красок. Она много рисует, а ещё занимается керамикой, валянием из шерсти, шитьём – всего и не перечислишь!

Лилю всё вокруг несказанно радует. Она счастлива тем, что можно в погожий денёк выбраться на прогулку с детьми и увидеть много интересного. Новые маршруты они будут открывать для себя ещё как минимум год, ведь природа окрест Турочака разнообразная: леса, горы, реки… В отличие от унылых степей вокруг Красноармейска, где любая возвышенность – это искусственно созданный шахтный отвал. Живёт семья в съёмной квартире в двухквартирном доме. Лиля рада, что нашлись места для деток: маленький Ярослав ходит в детский сад, а София – в шестой класс Турочакской средней школы. У обоих уже появились друзья и подруги. Володя работает на стройке. Они усиленно оформляют документы. Причём статус беженцев не получают принципиально. Они ведь мирные переселенцы.

– Приходите к нам, я вас настоящим борщом угощу! – говорит мне на прощание Лиля.

И я заранее уверена, что у неё не только борщ, но и каша из топора будет отменной. Потому что лучшая приправа ко всем блюдам – это жизнелюбие и оптимизм.


Володя (сын)


Соф


Лиля1


Анна Бенедиктова


Фото из архива Л. Жуйко



Оптимизм как образ жизни

0 коммент.:

Отправить комментарий