пятница, 27 марта 2015 г.

Добровольцы войны

Накануне празднования Дня Победы я сделал запрос в архив по теме «Кош-Агач в годы войны». В ответ получил справку на 14 листах за подписью и печатью главного хранителя фондов РА С.А. Мампина.

Из архивных документов видно, что в первый же день войны в Кош-Агачском военкомате записались добровольцами 184 человека. Заявления поступали индивидуальные и групповые, по почте и устно. Все — похожи одно на другое.

Жители Кош-Агача Александр Романович Лукашенко (1912 года рождения), Елизар Павлович Оськин (ул. Советская, 48), Ольга Андреевна Горемыкина (ул. Советская, 41), сортировщица почты, писали: «Прошу принять меня добровольцем в ряды Красной армии, т.к хочу защищать священные рубежи великой Родины». Было и такое: «О решении прошу сообщить по следующему адресу: с. Кош-Агач, п/я 320, подразделение 17, Л.А. Тимашевой. Я — жена начальника заставы, пока мой муж будет охранять покой Родины с тыла, хочу быть на фронте. Хочу вложить свою посильную лепту в дело обороны Родины. С приветом Л. Тимашева».

Удивительной была судьба участницы Великой Отечественной войны Дарьи Николаевны Кольчиковой, которую я знал, когда она работала медицинским фельдшером колхоза «Мухор-Тархата». Про неё в селе говорили: немало поколесила по Советскому Союзу, и еще называли человеком-легендой. Несмотря на лютую стужу и проливные дожди, она выезжала днём и ночью к больным на отдаленные чабанские стоянки. В селе её очень любили и уважали. Помню, весной 1965-го она самоотверженно боролась за жизнь учителя рисования Мухор-Тархатинской восьмилетней школы Тайтакова (родом из с. Талда Онгудайского района), который едва не умер из-за того, что выпил уксус.

Краткая её биография такова: родилась в Хакасии, училась на рабфаке в Ойрот-Туре, затем окончила медицинское училище. Работала операционной медсестрой.

В 1941 году Дарья Николаевна добровольцем ушла на фронт. Воевала на Сталинградском и Южном фронтах. В 1943-м её приняли в члены партии. После войны работала в Джазаторе, Ортолыке и Мухор-Тархате. В настоящее время её нет в живых.

Как не вспомнить ветерана Великой Отечественной Яхмета Балабаева из Кош-Агачского района! Он вернулся с фронта с победой. Когда началась война, Яхмет был уже в Красной армии, младший его брат Оразалын ушел добровольцем, погиб в 1944 году в Эстонской ССР. За мужество и отвагу, проявленные в боях, гвардии сержант Яхмет Балабаев занесён в Книгу Республики Алтай «Они сражались за Родину» (1 том, стр. 208). Там отмечены его заслуги перед Родиной.

Высокое сознание долга перед Родиной в тяжёлые годы войны проявили труженики Кош-Агачского района в помощи Фонду обороны, показывая небывалый пример патриотизма. Об этом свидетельствует политдонесение райвоенкомата №0810 от 31 октября 1941 года. Так, например, колхозник сельхозартели «Мухор-Тархата» Бокук Мандышканов заявил: «Пусть знают гитлеровские бандиты, что наш народ ничего не пожалеет для своей Красной армии, он оденет и обует её так, чтобы она могла переносить лютые морозы и беспощадно громить гитлеровских злодеев». Колхозники собрали и сдали для Красной армии 700 кг шерсти и 102 кг овчины. Колхозница из «Трудовика» 62-летняя алтайка Абельдинова сдала все накопленные на полушубок шесть овчин. При этом она сказала: «Пусть это идёт для нашей Красной армии, а я как-нибудь прохожу и в старой шубе».

Наряду с положительными фактами в ходе сбора теплых вещей имели место и отрицательные явления. Например, рабочие и служащие коллектива «Калгутстроя» ограничились внесением денег в сумме от двух до пяти рублей. Сам директор «Калгутстроя» Надь (был позже арестован) сдал только одну фуфайку. Заведующий скотимпортом член партии Филиппов не сдал ни одной вещи и заявил, что план дали слишком большой и он остался чуть ли «не раздетым».

С первых дней войны по колхозам Кош-Агачского аймака были взяты на учёт ресурсы фонда «ЛКА» («Лошадь Красной армии») и «Оборона повозка с упряжью». В то время по аймаку насчитывалось 8246 лошадей, в том числе 1037 рабочих. Также были взяты на учёт резервуары, контейнеры, железные бочки, металлические бидоны разной емкости в РПС в Чибите, ДЭУ (Чибит-Ташанта) и т.д.

Следует отметить, что в фонд «ЛКА» брали не всякую лошадь. Существовали определенные правила определения годности животных и разделения их по видам для службы в РККА. Годными, безусловно, считались лошади определенного роста: верховые — от 145 см и выше; артиллерийские — от 151 см и выше; вьючные — от 140 до 149 см. Для службы брали животных в возрасте от трех до 13 лет, для обозных лошадей возраст варьировался от трех до 15 лет. Возраст определяли по документам владельца и по зубам. Вид — путём обмера, а также экстерьерной оценки (внешних данных). Здесь надо добавить, что здоровье лошади во многом зависело от работы коневодов, ветврачей и зоотехников.

Сейчас фашизм вновь поднимает голову – на Украине. Гибнут невинные люди, льется кровь… Но ведь мы-то помним свою историю! Мы должны сплотиться вокруг нашего президента и не допустить, чтобы снова началась война!


Александр Санович Тадыжеков,
Горно-Алтайск



Добровольцы войны

0 коммент.:

Отправить комментарий