пятница, 10 октября 2014 г.

Закон и порядок. История прокуратуры Республики Алтай

История прокуратуры Республики Алтай началась с декабря 1922 года, когда в село Улала Ойротской автономной области прибыл помощник прокурора Алтайской губернии В. Шарыпов. В его обязанности входило осуществление надзора в области, в том числе наблюдение за законностью действий всех местных органов советской власти, включая исполком, надзор за производством дознания и предварительного следствия, поддержание обвинения в суде, наблюдение за всеми местами заключения, находящимися в обслуживаемом уезде.


В Управлении помощника прокурора находились один прокурорский и три технических работника. Постепенно штат укреплялся, и 10 сентября 1923 года Управление помощника прокурора Алтайской губернии по Ойротской автономной области было преобразовано в Прокуратуру Ойротской автономной области с непосредственным подчинением ее в своих действиях и отчетности прокурору Алтайской губернии и прокурору Сибири. В те годы там уже трудились четыре прокурора и 15 технических работников. С 1923 по 1924 годы Управление возглавлял старший помощник прокурора края и прокурор Ойротской автономной области С.К. Садковский. Из доклада за 1929 год по состоянию и составу прокуратуры: «Штат Ойротской прокуратуры состоит из областного прокурора, его заместителя, одного камерного помощника прокурора, старшего секретаря, регистратора, машинистки и курьера. Аймаки области были распределены на два прокурорских участка, которые подчинены областной прокуратуре. Штат каждого участка включает одного прокурора, секретаря и курьера. Центр первого, который обслуживал Онгудайский, Кош-Агачский и Улаганский аймаки, располагался в Онгудае, второго, открытого с 1 октября, обслуживающего Усть-Канский, Уймонский и Шебалинский аймаки, — в селе Усть-Кан».


Борьба за права женщин


Большое внимание в тот период уделялось борьбе с бытовыми преступлениями. К ним причислялись побои, двоеженство, уплата калыма, принуждение женщины к браку. Ойротия была автономно-национальной областью с низким культурным уровнем населения. Бытовые преступления, такие как похищение женщин, их покупка, насильственный брак, совершались чаще, чем в других местах. Но до судебного разбирательства доходило незначительное количество дел. Это было связано, во-первых, с тем, что алтайская женщина в соответствии с родовыми, глубоко укоренившимися обычаями и предрассудками считала постыдным рассказывать о фактах насилия в семье, а во-вторых, должностные лица низовых советских органов (председатели, члены сельсовета) сами зачастую участвовали в совершении бытовых преступлений. С 1923 по 1928 год через областной суд прошло всего девять таких дел.

Причиной возбуждения уголовных дел обычно были развод и побои после свадьбы. Чаще всего заявления поступали от матерей потерпевших. Сами пострадавшие заявляли, что с супругом они сходились добровольно и жили в согласии, никаких притеснений они испытывали, их никто не принуждал к замужеству. И это несмотря на то, что к моменту замужества возраст некоторых невест был 13 — 14 лет, а иногда даже меньше. Поскольку советское законодательство стремилось защитить права женщин, они стали чаще обращаться в суд для защиты. За первую половину 1929 года народными судами по бытовым преступлениям было рассмотрено 14 дел, привлечен к ответственности 21 человек. За такие преступления следовала мера наказания: тюремный срок от одного месяца до двух лет или штраф около 70 рублей.

Серьезное внимание прокуратура уделяла защите батраков. При обследовании деятельности сельсоветов работники прокуратуры требовали усилить работу по изживанию батрачества. Сельсоветам давались указания проводить беседы и выступать с докладами на батрацких собраниях. В целях ознакомления работников сельсоветов — председателей и секретарей — с законами о наемном труде прокуратурой были проведены однодневные занятия в семи аймаках по вопросам о временных правилах применения наемного труда в кулацких хозяйствах и соцстраховании.

Кроме этого Ойротская прокуратура осуществляла контроль за ОГПУ и органами дознания, исправительными трудовыми домами, земельными комиссиями, принимала непосредственное участие в посевных кампаниях, хлебозаготовках, перевыборах советов, во всевозможных заседаниях и совещаниях.


Право-охранительные органы — под контролем


В задачи прокурорского надзора входили и контроль за соблюдением судами классовой линии и за проведением ими правильной карательной политики, а также общее наблюдение и надзор над правоохранительными органами. Особое внимание уделялось делам и процессам ведения дел милицией и нарсудом. Прокуратура Ойротии вела строгую статистическую отчетность и делала письменные обзоры по расследованию дел этих структур, выявляла их ошибки в работе, некомпетентность и халатность сотрудников. Из доклада о результатах обследования работы нарсуда восьмого участка Ойротской области за 1932 год: «Необходимой перестройки работы, отвечающей вопросам инстанции, нарсудом не проделано. Нарсуд недостаточно уделял внимание работе по хозяйственно-политическим мероприятиям, проводимым на селе. Решительная систематическая борьба с врагами-баями отсутствовала, и только за последнее время (февраль — март 1932 года) появился положительный сдвиг в работе суда по производимым хозполитическим компаниям. Отсутствует инициатива нарсуда по борьбе с преступностью. Исключительно по всем делам проявлена безобразная волокита, отдельные дела имеют срок прохождения до двух лет».

Кроме этого были выявлены такие факты: «За последнее время работа нарсудов приняла ненормальный характер — главным образом, вследствие отсутствия в некоторых аймаках судей. Чойский аймак находился без судьи около одного года, в Кош-Агачском аймаке также нет судьи около года. В Усть-Коксинском аймаке из-за заболевания судьи работа запущена, скопилось около 40 уголовных дел, не говоря о гражданских».

Ойротская прокуратура наблюдала за работой органов милиции и законностью их действий. Например, в отчетах прокуратуры отмечается тот факт, что работники милиции до предъявления обвинения и даже без предварительного опроса заключают задержанных под стражу, тогда как на основании статьи 145 УПК до предъявления обвинения избирать такую меру пресечения можно только в исключительных случаях. Отмечалось также, что у следователей имеется стремление «натянуть во чтобы то ни стало обвинение на обвиняемого». Органы прокурорского надзора выявили и такие факты: следователи могли без согласия и без признания обвиняемого в содеянном записать в протоколе о том, что задержанный признает себя виновным.

На протяжении 20-30-х годов совершенствовалась работа и укреплялись кадры. В отдельных районах области создавались прокурорские и следственные участки. К числу заслуженных сотрудников этого периода можно отнести заместителя областного прокурора Гаммера, принимавшего участие в работе Всероссийского съезда работников юстиции 9 февраля 1928 года.

Работники прокуратуры как никто из органов правопорядка пострадали во время политических репрессий в 30-е годы ХХ века. Погибли десятки сотрудников, пострадали прокуроры, которые боролись с преступностью, отстаивая незаконно осужденных. Не обошла эта беда и прокуратуру Горного Алтая. 9 октября 1937 года органами НКВД был арестован помощник прокурора Ойротской автономной области Мухарбек Дзгоев. Его обвинили в участии в контрреволюционной организации, собирании, похищении и передаче секретных сведений иностранным государствам. М. Дзгоев, несмотря на угрозы, непрерывные допросы, виновным себя в шпионаже не признал. Отсутствие доказательств не смутило следователей. Постановлением «тройки» УНКВД Алтайского края от 4 октября 1938 года он был признан виновным и на следующий день расстрелян. Политическим репрессиям подверглись бывший прокурор Ойротской автономной области М.Я. Стариков и старший помощник прокурора области С.В. Такмашев.

Лучшие традиции российской прокуратуры опытные сотрудники передают молодым специалистам. Сегодня возраст каждого третьего работника прокуратуры не превышает 30 лет. Порой им не хватает опыта в расследовании особо сложных дел, качественном поддержании государственного обвинения в суде, проведении проверок по использованию законов на территории Республики Алтай, но это компенсируется их целеустремленностью, готовностью работать для достижения результата.


По материалам Интернета подготовила Алла ГОРДЕЕВА.

На фото: материалы из музея Прокуратуры РА.



Закон и порядок. История прокуратуры Республики Алтай

0 коммент.:

Отправить комментарий